МОСКВА, 1 дек — РИА Новости.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования в связи со смертью президента Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирины Антоновой, отметив, что она по праву снискала высочайшее профессиональное и общественное признание. Соответствующая телеграмма опубликована во вторник на сайте Кремля.

“Примите глубокие соболезнования, слова поддержки и участия в связи с постигшим вас горем – кончиной Ирины Александровны Антоновой… За годы неустанной и востребованной работы она внесла поистине уникальный личный вклад в развитие музейного дела в нашей стране, в сбережение бесценного исторического, духовного наследия человечества. По праву снискала высочайшее профессиональное и общественное признание”, – говорится в телеграмме.
Президент также отметил, что Антонова всю свою жизнь служила отечественной культуре, а также являлась великим подвижником, энтузиастом и просветителем.
“Светлая память об Ирине Александровне Антоновой навсегда сохранится в наших сердцах”, – заключил он.

 

Легендарная женщина, элегантная, несгибаемая. Она привезла в Москву “Джоконду”, полотна Пикассо и Шагала, когда об этом не смели мечтать. Почетный президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова скончалась на 99-м году жизни. Деятели культуры вспоминают о том, каково было работать в “эпоху Антоновой”.

“Трудно представить себе музей без Ирины Александровны Антоновой, которая стала его неизменной частью, его лицом, его символом, — говорит директор ГМИИ Марина Лошак. — Она — часть мифа ГМИИ во всех его проявлениях. Мы привыкли ощущать ее рядом, даже когда не разговаривали о делах, а слышали шуршание бумаг или звук голоса за дверью кабинета. Мы понимали, что она есть”.

Лошак напомнила, что за 75 лет работы Антонова практически каждый день приходила в музей. Она назвала Ирину Александровну человеком абсолютно бесстрашным: как профессионала, как личность, которая на протяжении жизни делала шаги навстречу новому. Директор рассказала, что Ирина Александровна была открытым, любящим не напоказ, очень строгим в отношении к жизни человеком. Главными завоеваниями Антоновой Лошак назвала первую выставку Пикассо в 1956 году, проекты “Москва — Париж”, “Москва — Берлин”, выставки, связанные с именами крупнейших художников мира, приезд “Моны Лизы” в музей и демонстрацию работ из Дрезденской галереи.
“Нам как сотрудникам музея будет очень ее недоставать. Ее бескомпромиссного отношения к жизни, честного мнения, открытого забрала перед опасностью. Умения отстранится от сиюминутного и продемонстрировать отвагу. Будет не хватать этого человека, который, безусловно, часть нас и наших жизней”, — призналась Марина Лошак.
Те, кто работал в разные годы ГМИИ под руководством Антоновой, отметили несгибаемый характер Ирины Александровны, ее энергичность, чувство достоинства и стиля.
“Мне посчастливилось три года проработать в Пушкинском с Ириной Александровной, человеком поразительной цельности и силы воли, настоящим визионером, — рассказала директор Музея Москвы Анна Трапкова.— Это очень многое дало, потому что Антонова для меня и для нескольких поколений стала ролевой моделью. Она научила постоянно бороться, не опускать руки”. Трапкова назвала Ирину Александровну “личностью вселенского масштаба и для российского, и для международного музейного мира”.
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова проработала в ГМИИ с 1998 по 2000 год и вспомнила, какой была Антонова: “Она появлялась в музее всегда подтянутая, изысканно одета, в туфельках на каблуках, духи Chanel № 5”.
“Ее отличали элегантность, нахождение в форме каждую минуту своего пребывания и в музее, и на людях. Это не могло не впечатлять! Невероятная энергия, напор, смелость, конечно же, исключительно умелое пользование административным ресурсом, которые рождали прорывные проекты”, — сказала Трегулова. Директор ГТГ тоже отметила выставку “Москва — Berlin / Берлин — Moskau. 1900-1950”, которая была очень смелым проектом. “Она до последнего билась за то, чтобы в Москве были предоставлены вещи того же уровня, что выставлялись в Берлине, что в период таких серьезных и бурных дискуссий по поводу перемещенных ценностей было не так просто. Но она стояла на своем до конца”, — заключила директор Третьяковки.